Это слайд-шоу требует JavaScript.

Дискуссии, развернувшиеся на конференции «Городской культурный активизм: опыт Санкт-Петербурга и Хельсинки», показали, что у DIY культуры в Санкт-Петербурге и Хельсинки есть много точек соприкосновения, хотя в Петербурге контекст для развития DIY сложнее.

Финский исследователь Паси Маенпяя рассказал о своем проекте “Гражданский активизм как ресурс метрополий”, который организован как адвокативное исследование. В проект включены городские активисты и городские власти и он направлен на определение и решение их проблем. Паси опредеяет городской активизм как самоорганизованное, спонтанное совместное действие, направленное на городскую повседневность, не ограниченное формальными рамками взаимодействия, в котором важную роль играют коллективные эмоции и фан-фактор. Паси подчеркнул, что спонтанность и массовость городского активизма возможна за счет Интернета и многообразия социальных медиа.

Эва Берглунд обратила внимание на многообразие дискурсов, в рамках которых сегодня действуют городские активисты: “делать город” (making city), “спасать город” (saving city). В них совмещаются как коллективное бескорыстное действие по улучшению городской среды, так и политический месседж. Такие DIY действия требуют критической рефлексии: кто спасает, кого спасают и нужно ли спасать? Кроме активистов, средствами DIY и DIT культуры пользуются и городские власти, которые организуют временные культурные события; таким образом, эти инструменты нельзя назвать чисто активистскими. В конечном итоге, Эва делает вывод, что сегодня духу времени и культуре в городах, по крайней мере, в Хельсинки, присущи творчество, самосознательность и партисипация.  Настало время ролевых экспериментов, когда даже мэр субботним утром вскапывает грядку на городском огороде с пермакультурой.

Александра Ненько с позиций исследователя, ангажированного в городской культурный активизм, рассказала, что в Санкт-Петербурге городской культурный активизм действует по принципу прецедентного права. Каждый реализованный с боем проект становится кейсом для адвокации на будущее — перед городскими властями, перед горожанами, потому что поле таких проектов в городе не сформировано. По мнению Александры, городской культурный активизм обладает гибкостью и может работать как в масштабах двора, так и в масштабах района и всего города. Сила DIY активизма — в арсенале “мягких” методов, таких как городская игра, городские прогулки, маскарад, социальная архитектура, с помощью которых можно менять рутинный ритм городской жизни, переключать привычные идентичности на новые, и прототипировать городское пространство.

Лилия Воронкова рассказала про сложности и барьеры Петербургской среды для организации культурных событий в городском пространстве. Лозунг “По газонам не ходить”, который уже стал мемом среди активистов, показывает блеск и нищету дисциплинированной городской среды. Лилия сравнивает публичное действие в городе с колченогой табуреткой: ножка “поддержка городских властей” сломана, ножки “экспертное сообщество” и “городские активисты” крепкие, но все зависит от ножки “горожане” — пока что слабой и неустойчивой.

Вторая сессия конференции состояла из презентаций городских активистов из Хельсинки и Санкт-Петербурга. Яаакко Бломберг из коллектива Yhteismaa рассказал о низовой самоорганизации городских событий, которые требуют минимального вмешательства и позволяют максимальное вовлечение со стороны горожан. События затрагивают темы, которые касаются абсолютно каждого, и в них просто включиться. Например, в День Чистки горожане могут обменяться вещами, а в рамках Городской кухни — вместе приготовить еду, накрыть столы прямо на улице и отпраздновать выходные или городской праздник. Елена Щур и Ольга Мнишко говорили о сложностях активистской организации событий в Петербурге на примере Фестиваля Света и фестиваля “Живые улицы”. На данный момент, основной барьер таких событий — вовсе не финансовые затраты, которые можно минимизировать и собрать ресурсы за счет краудсорсинга, а согласовальщина и бюрократические препоны. Каждому фестивалю в Петербурге приходится вновь и вновь проходить процесс согласования своих действий в многочисленных комитетах, которые не связаны между собой. В этом контексте показателен тезис, который близок многим из присутствующих и который метко сформулировал Яаакко “Лучше просить прощения после, чем разрешения до”. Другой коллизией обсуждения стала коммерциализация городских событий. Илья Бортнюк и Ульяна Ким из Петербурга рассказали о личных инициативах, которые превратились в коммерчески успешные кейсы — фестивали “Стереолето” и “О да, Еда!”. При всей интересности и качественности этих событий, они остаются в плоскости культурного потребления. Другие городские активисты ратуют за минимализацию потребления и максимизацию возможностей самоорганизации и самостоятельного творческого проявления горожан, ведь именно в таких условиях возможно формирование свободной и многообразной городской культуры.